Все статьи

Интернет – лучше места для коммерции нет? (2)

№9 (ВЕСНА 2021)
17 Апреля 2021 катков1.jpg

Продолжаем интервью с Павлом Катковым о юридическом регулировании маркетплейсов.

 

Однако сервис должен брать на себя какие обязательства, разве нет?

Должен. Те же сервисы такси следят за поведением водителей, их профессионализмом, получают обратную связь от клиента, улучшают сервис. Так и маркетплейс обязан не забывать о клиенте после получения своей комиссии, а живо интересоваться, как у потребителей обстоят дела с конечным продавцом, качеством товара, гарантийным ремонтом.

Я веду к тому, что договор между маркетплейсом и магазином должен быть составлен таким образом, чтобы, с одной стороны, сделка возникала между магазином и покупателем, а маркетплейс играл только агентскую роль. А с другой стороны – чтобы эта роль не ограничивалась только получением агентского процента, но и подразумевала право маркетплейса контролировать отношения магазина и покупателя, рейтинговать продавцов, исключать магазины, нарушающие установленные им правила, из списка партнеров. И главное – чтобы в случае оспаривания действий маркетплейса в судебном порядке суд вставал на его сторону.

И как же это сделать?

Мы тщательно изучаем судебную практику, когда формулируем соответствующие условия договоров для наших клиентов-маркетплейсов. Но это уже отдельный разговор. Дайте нам конкретный кейс про маркетплейс – и вперед!

Давайте поговорим про следующую группу рисков.

Вторая группа – правовые вопросы отношений с покупателями. Данные вопросы регулируются достаточно сложно, я бы назвал такое регулирование двухуровневым. Прежде всего, эти отношения регулируются общими нормами о защите прав потребителей. Затем внутри этих отношений есть еще один контур – нормы о дистанционной торговле. И вот внутри этого правового поля лежит регулирование отношений покупателя и маркетплейса с его магазинами. Это первый срез.

Второй – это оферта, регулирующая отношения между покупателем и маркетплейсом. В ней много подводных камней, но главное – соблюсти баланс между интересами маркетплейса и регуляторными актами в сфере защиты прав потребителей и дистанционной торговли, которые я упомянул выше. При этом из данных документов покупателю (а если надо – и суду) должно быть понятно, в какой части у него возникают отношения с площадкой, в какой – с магазином, и они не должны вводить в заблуждение потребителя.

Павел, вы говорили о третьей группе рисков – связанных с государством, регуляторами. Вы имели в виду защиту прав потребителей?

Не совсем. Защита потребителей – это все же институт, основанный на претензиях покупателя. Не будет обращения покупателя – механизм не заработает. Я же говорю о регуляторных рисках, наличие которых не зависит от потребителя.

Любой маркетплейс – это интернет-сайт. А, значит, на него в той или иной степени распространяются законы о правовом регулировании интернета, которые принимались и принимаются в нашей стране в последние годы. Антипиратский закон, закон о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, регулирование интернет-рекламы, нормы об ответственности информационных посредников – список достаточно велик.

Как вы предлагаете работать с этими рисками?

Мы составляем специальный документ – карту рисков, и в соответствии с ним ранжируем данные риски, ориентируясь на конкретный маркетплейс. В результате мы имеем на руках список относимых рисков. Затем снова ранжируем их – на сей раз по значимости. И в итоге получаем два списка – существенных рисков и рисков «второго эшелона». Напротив каждого пункта каждого рейтинга мы проектируем правовые меры, которые будут применены для их минимизации. Такой подход позволяет нам видеть все потенциальные риски, отделять важное от менее важного, вырабатывать и принимать меры против каждого из них. Это очень эффективная система.

 

 

Полностью материал читайте в журнале Licensing in Russia, который можно скачать на сайте или получить в печатном виде на отраслевых выставках.